Замужем, ребенку 4 года, в/о, работает ведущим специалистом.
Елена, 30 лет
Error get alias
Обратилась 1 года назад с жалобами на частые позывы к мочеиспусканию, страх, доходящий до уровня паники, описаться, не успев добежать до туалета.

Страх, доходящий до уровня паники, описаться

Фиксация на симптоме. Нежелание находиться в общественных местах.

Сообщает, что 1, 5 года проходила всевозможные обследования и лечения, ставили диагнозы синдрома разраженного кишечника, фиброзно-кистозную мастопатию, беспокоили боли в желудке.

Но врачи не выявили никаких патологий в работе органов, последние 4 месяца безуспешно лечилась у невролога.
На первых встречах однообразная поза, выраженная зажатость в теле. Елена много плакала, высказывала недоверие к людям, сомнение в успехе психотерапии, при этом показывая чудеса героизма и стойкости терпеть происходящее: разрываясь, быть ответственным работником и заботливой матерью, послушной женой и прилежной хозяйкой, живя со строгим деспотичным мужем, которому во всем старалась угодить.
Во время встреч я себя ловила на том, что передо мной сидит «хорошая, правильная девочка – стойкий оловянный солдатик». Всеми своими ощущениями я охотно делилась с моей пациенткой, какое впечатление она производит на меня, а значит и на других людей. Что я думаю о ней в связи с этим.
Елена же признавалась, что постоянно ругает себя и винит, что симптом не проходит. Пытаясь с ним бороться, она искренне считала, что должна что-то делать, чтобы он исчез. Это одна из главных ошибок людей с неврозом. Чтобы избавиться от проблемы, свой симптом нужно просто изучить, а не прятать и заталкивать его подальше. Важно разглядеть, что он в себе несет, отвечая на вопросы психотерапевта, которые вы никогда себе не задавали.
Елена выросла в полной, но деструктивной семье младшим ребенком. По характеру всегда была пугливой, нерешительной, в коллективах сверстников часто становилась изгоем, а в семье объектом насмешек и громоотводом для сброса напряжения всех ее членов.

Никогда не могла за себя постоять, считая себя трусливой. Испытывала непереносимый стыд оказаться слабой и что-то попросить, ведь с детства внушали: «Ты не одна!» Часто сравнивалась со старшей сестрой, которая считалась более смелой и во всем лучше развитой.
Лечение неврозов
Анамнез:
В 16 лет начались панические атаки на фоне поступления в ВУЗ, где не смогла адаптироваться ни с преподавателями, ни со студентами, при том, что Алена золотая медалистка. ПА выступили защитой от страха перемен и внешнего мира.

Находится 3 года в психотерапии, первые 2 года психотерапии практически не выходила из дома, училась дистанционно, обеспечивалась родителями.
В детстве выдавала истерики, если родители делали так, как она не хочет. Долгое время занималась с психологом песочной терапией (периодами по паре недель с 8 лет)

В 16 лет начались панические атаки на фоне поступления в ВУЗ, где не смогла адаптироваться ни с преподавателями, ни со студентами, при том, что Алена золотая медалистка.

3 года в психотерапии, первые 2 года психотерапии практически никуда не выходила из дома, училась дистанционно, обеспечивалась родителями.
Невротические симптомы страха подавиться едой с 4 летнего возраста, энурез до 11 лет, в 8 лет появился симптом дереализации (что мир расслаивается на частички звуков, фрагменты реальности) и деперсонализации (это не мое тело, руки и т.д.). В детстве выдавала истерики, если родители делали так, как она не хочет.
«В 8 лет в школе были тяжелые отношения с одноклассниками, поскольку они не принимали меня такой, какая я есть: громкую, пытающуюся диктовать свои правила. И родители не принимали, заставляя ходить на теннис, в музыкальную школу. Было страшно и тревожно, когда ощущала давление. Что я должна сделать все хорошо, чтобы мама похвалила, и я получу ее любовь».С этого момента занималась с психологом песочной терапией. Но занятия носили фрагментарный характер. А также не было семейной психотерапии, обязательной в таких ситуациях.

В 16 лет начались панические атаки на фоне поступления в ВУЗ, где не смогла адаптироваться ни с преподавателями, ни со студентами, при том, что Алена золотая медалистка. ПА выступили защитой от страха перемен и внешнего мира.

Находится 3 года в психотерапии, первые 2 года психотерапии практически не выходила из дома, училась дистанционно, обеспечивалась родителями.
В 5-ом классе, за 5 минут до конца контрольной работы описалась при всем классе от дикого волнения, что она не успеет выполнить задание и опять окажется хуже, чем сестра. Попроситься в туалет не смогла, боясь реакций злой учительницы.

За месяц до появления симптома находилась далеко от дома, захотела в туалет, добежав до метро, не нашла мелких денег, чтобы оплатить автоматический вход. Собрала всю смелость и решительность, попросив о помощи мужчину, но у того тоже не оказалось разменных монет. Не ожидала отказа, в состоянии паники в тот момент вспомнила случай в 5 классе. С новой силой испытала стыд и непереносимые ощущения собственной слабости.
Отец пил, по ночам устраивал громкие дебоши, иногда с битьем посуды и оконных стекол. В эти моменты было ужасно страшно, но зависимая и пассивная мама никогда не заступалась, а лишь безмолвно потакала издевательствам отца, а иногда и обвиняла Елену в том, что именно из-за ее плача отец приходил в бешенство и будил весь дом.

«Всегда было жалко маму. С детства мечтала, что закончу институт, устроюсь на хорошую работу и куплю маме отдельный дом, увезя ее подальше от отца».

Это послужило началом невроза со страхом описаться при людях.

Уже в первый месяц психотерапии ушли неподконтрольные истерики у ребенка.

Смогла переосмыслить и поменять отношение к матери, перестроить свою жизнь с главной цели (покупки дома для мамы) на свои интересы, увлечения и отношения в собственной семье. Расставить с мамой здоровые границы и успешно пройти сепарацию. Поменяла отношение к отцу, поняв и простив его.

Смогла проанализировать и пересмотреть проблемные отношения с мужем, который постоянно ограничивал ее свободу, диктовал свои правила, не серьезно относясь к ее заболеванию.
Результаты психотерапии спустя один год:
Научившись здоровым границам, построив с психотерапевтом доверительный контакт, постепенно стала договариваться с мужем и самой решать, что ей купить, у кого лечиться, как отдыхать. Верхом апогея было разрешение мужа одной полететь в Сочи, что раньше казалось пределом мечтаний. Пересмотрев свой круг друзей, нашла настоящую подругу. Стала больше путешествовать вместе с семьей.

В настоящий момент семья испытывает новый медовый месяц, муж носит ее на руках, дарит дорогие подарки, как в первый год брака. Супруги могут поделиться самым сокровенным друг с другом, получая обоюдную поддержку и внимание. «С мужем сейчас отношения просто потрясающие. Не прошу его, а он сам подхватывает и предлагает помощь. Ощущение, что муж заново начинает в меня влюбляться».

На работе постепенно смогла делегировать часть своих задач на других сотрудников, не позволяя собой пользоваться. Перестала находиться в постоянном напряжении, что-то не успеть, опоздать, смогла расслабиться и начать наслаждаться жизнью. Стала лучше понимать свои чувства, желания и стремления, а также поступки других людей.

Про свой симптом уже давно не вспоминает, ставя новые запросы в психотерапии, касающиеся профессионального продвижения и развития.

Все изменения подтверждаются тем, как изменилось наше с ней взаимодействие на сессиях. Елена стала расслабленной, естественной, ухоженной женщиной, способной на теплые отношения, она искренне проявляет свои чувства, в том числе и по отношению ко мне. Я вижу перед собой удовлетворенную жизнью женщину, переживающую моменты настоящего счастья.
Я готова помочь вам разобраться с вашими проблемами
Звоните/пишите, записывайтесь на консультацию в удобное для вас время
время работы с 10 до 22 часов
Made on
Tilda